Блокадная книга.


Все билеты проданы
Описание

"Блокадная книга"

 

Тур разработан для взрослых и детей от 12 лет.

 

 

Тур по Санкт-Петербургу, который предлагает вам семейный туроператор «МУЗЕЙКА», рассчитан на группы гостей, как посещающих Петербург впервые, так и уже побывавших в северной столице России. Экскурсантов ждёт знакомство с городом-героем Ленинградом, выстоявшим в ужасной блокаде, одном из самых трагических событий Второй мировой войны. Кажется, что события середины прошлого века постепенно забываются; что пригородные дворцы почти восстановлены; что нынешнее поколение горожан не просыпается от сирен и не шарахается от звука пролетающего самолёта. Однако блокадный Ленинград связан с современным Петербургом теснее, чем можно предположить: горожане редко оставляют на тарелках еду, а детские игрушки до сих пор набивают гречневой крупой – на всякий случай. О блокаде горожанам напоминают не только семейные альбомы, памятники, кладбища, три блокадных подстанции, названия улиц, запасы круп и консервов, песни, слёзы, праздничные салюты 27 января, в День снятия блокады, и отмечаемый чуть скромнее День прорыва блокады за год до этого, 18 января. О блокаде напоминают и заросшие травой бомбоубежища в каждом дворе, и послевоенная архитектура, рассчитанная на бомбёжки, и сам глубокий метрополитен послевоенного Ленинграда, и даже узор на фарфоре Ломоносовского завода, имитирующий окна, заклеенные крест-накрест бумажными лентами, чтобы стёкла не выбило ударной волной при бомбёжке. Блокада – травма для горожан, их особенная боль и их особенная гордость: ведь каждый подвиг – это свидетельство преступления тех, кто заставил мирное население совершать военные подвиги.

 

Для подростков, без участия взрослых, разработан тур "Вопреки блокаде".

 

В программу тура включено: транспортное обслуживание на комфортабельном автобусе по программе, экскурсионное сопровождение, входные билеты в музеи.

Проживание: хостел  либо по желанию - самостоятельный выбор жилья.

Проезд: не включен в стоимость, участники самостоятельно добираются до места сбора группы.

 

 

1. Первый день.

Голод, холод, эпидемии.

 

Защитники осаждённых городов погибают не от ран, а от голода, холода и болезней. Трёхмиллионный город и порт нельзя осадить, но можно блокировать, перерезав его морские и сухопутные коммуникации. Взять Ленинград с ходу фон Лееб не смог, но смог захватить Петрокрепость и замкнуть кольцо вокруг города. С 27 августа было прервано железнодорожное сообщение города со всей страной, с 8 сентября – сухопутная связь. С 14 сентября начались регулярные обстрелы города, в октябре-ноябре обстрелы и бомбёжки достигли пика. Однако главной угрозой всё равно оставался голод: в самую первую и самую страшную блокадную зиму от него умерли семьсот тысяч жителей Ленинграда, а за всё время блокады – более миллиона. С наступлением холодной, снежной и долгой зимы в городе кончилось топливо, как следствие – в семь раз уменьшилось электроснабжение, прекратилось централизованное отопление домов, замёрзли или были отключены водопровод и канализация, остановились почти все заводы и фабрики, кроме оборонных.

Важной частью быта горожан оказался поиск топлива для железных печек-буржуек, который становился всё тяжелее: от голода развивалась дистрофия. Люди просто переставали двигаться и чем-либо интересоваться, ложились и умирали. Трупы умерших на улицах не удавалось даже довезти до кладбищ. Однако от эпидемий, обычных при отсутствии водопровода, канализации и отопления, город не пострадал: зимой холод не давал им распространиться, а в конце марта 1942 года медицинская служба Ленинграда, в то время – лучшая в СССР, сумела вовремя пресечь эпидемии холеры, брюшного и сыпного тифа. Борьбе горожан с голодом, холодом и эпидемиями посвящён наш первый день: автобусная экскурсия по местам, связанным с блокадной историей.

07.30. Посадка на Ленинградском вокзале на «Сапсан», либо прибытие на обычном поезде с посадкой 2 мая 2016года.

11.30. Сбор группы на Московском вокзале.

11.50. Обелиск «Городу-герою Ленинграду» на площади Восстания (1985), первоначально предназначался для площади Мужества на сорок лет Победы.

12.00 -12.45. Ланч.

13.00. Первая поездка по Ленинграду.

Маршрут:  Дом-коммуна «Слеза социализма» (улица Рубинштейна, дом 7), памятник Ольге Берггольц. Невский проспект, 14. Самый известный ленинградский дом с надписью «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна»,  Всесоюзный Институт растениеводства (Исаакиевская площадь, 4 и 11). Здесь хранились редчайшие образцы зерновых культур. 28 сотрудников Института умерли от голода, но так и не тронули эти раритеты. Исаакиевский собор. Следы обстрела. Острова. Крестовский остров. Стадион «Динамо», где 31 мая 1942 года прошел матч между командами «Динамо» и «ЛМЗ», призванный опровергнуть заявление немецкой пропаганды о том, что Ленинград –город мертвых Острова. Елагин остров (пешая прогулка). Стела и мемориальная доска, посвященная морякам катерных тральщиков. С 1942 по 1944 годы весь Балтийский флот был заперт в Невской губе, поскольку немцы ещё до объявления войны заминировали выходы к Балтийскому заливу. Силами тральных катеров Большой корабельный фарватер был очищен. 5 июня 1944 года – День прорыва морской минной блокады Ленинграда.

15.00. Обед. Включен в стоимость программы.

16.00 Продолжение автобусной экскурсии. Сквер Ольги Берггольц на Школьной улице. Квартира Тани Савичевой, где 12-летняя советская школьница встретила блокаду и написала самй знаменитый и самый страшный блокадный дневник. В 1942 году Таню эвакуировали из Ленинграда, но она так и не оправилась от последствий многодневного голодания. 1 июля 1944 года ее не стало. Музей Тани Савичевой открыт в школе №35, где она училась. Улица Репина – одна из самых узких улиц города (5, 6 метров). В самую страшную зиму 1941–1942 годов эту улицу сделали моргом под открытым небом: сил дотащить теле родственников до кладбища у жителей Васильевского острова уже не было. Наличная улица. Подводная лодка и минный катер. Рассказ о моряках, участвовавших в боях на суше. С кораблей, вставших на прикол в Ленинграде и Кронштадте, моряки отправились на подмогу сухопутным войскам, удерживавшим город. Первые две бригады моряков были составлены из кадровой морской пехоты, гвардии, а остальные четыре бригады – из экипажа кораблей, учебного отряда и персонала главной базы. Почти семьдесят тысяч моряков пришли на помощь сухопутным частям в 1941 году, ещё около сорока тысяч – в 1942 году. Набережная. Главный калибр крейсера «Киров», флагмана Балтийского флота во время блокады. Флотская артиллерия тоже «спустилась на сушу»: корабельные орудия от 100 до 406 мм, особенно – крупноколиберные, ставили на железнодорожные платформы, что тоже позволило сровняться с немцами в дальности стрельбы и успешно подавлять вражеские батареи. Таких орудий было около четырёхсот. За время блокады они выпустили чуть меньше четырёхсот тысяч снарядов при двадцати пяти тысячах артобстрелов, а при прорыве блокады – уничтожили одиннадцать вражеских крепостей, «узлов укреплений», выстроенных вокруг Ленинграда.

19.00. Заселение. Свободное время.

 

2. Второй день.

Электричество. Вода. Тепло. Трамваи.

 

Начало зимы 1941 года стало самым тяжёлым для Ленинграда временем: 21 ноября отключили электричество в жилых домах, 6 декабря вышел из строя водопровод, а 8 декабря Ленэнерго прекратило подачу электроэнергии и частично погасило тяговые подстанции, дававшие городу электрический ток. Последствия этих двух событий для города оказались катастрофическими, а добыча воды и топлива стали для горожан следующей по сложности задачей после поисков пищи. Трёхмиллионный город оказался без воды, теплоснабжения и канализации (в январе 1942 года водопровод действовал лишь в 85 домах). Без троллейбусов и трамваев привозить воду из прорубей в речном льду приходилось на санях; на детских же санках приходилось увозить трупы умерших от голода. Источниками воды вдалеке от рек становились как десятки водоразборных колонок на улицах, так и поврежденные трубы старого водопровода. Кроме воды на санках привозили и топливо, пока хватало сил: на дрова разбирали деревянные дома. Отапливали комнаты маленькими железными печками, «буржуйками». Когда добыть топливо на улицах уже не удавалось, в них сжигали всё, что могло гореть, в том числе – мебель и книги. История городского транспорта в блокаду – отдельная глава нашей книги. Первым законсервировали трамвайный парк Кировского района, ещё до начала перебоев с электроэнергией: он оказался прямо на рубеже обороны Ленинграда, и его трамвайными вагонами в сентябре 1941 года перекрыли Петергофское шоссе для защиты Ленинграда от фашистских танков, – тогда горожане ещё не знали, что противник запланировал не штурм, а планомерную осаду. 8 сентября 1941 года фон Лееб попытался захватить город сходу: на востоке немцы захватили Шлиссельбург, а на юго-западе – добрались до пригородов Ленинграда. Немецкие мотоциклисты, остановившие трамвай № 28, который соединял Стремянную улицу и Стрельну, доложили о том, что оборона прорвана. Вражеские окопы подходили к городу иногда на семь километров, а иногда и на четыре; с Пулковских высот город простреливался целиком, от передовых артиллерийских батарей до Зимнего дворца оставалось всего 16 километров. Однако эта обычная трамвайная линия из городского центра в пригород помогла удержать рубеж обороны: вагоны использовали для подвоза снарядов с Кировского завода, не прекращавшего работу ни на день, на линию фронта, поскольку трамваи ходили и в прифронтовую полосу – в Автово, на проспект Стачек, а прежде всего – на Среднюю Рогатку. Туда везли боеприпасы и песок для укреплений, обратно – раненых, для спасения которых в трамваях устанавливалось отопление и чаны с горячей водой, а окна занавешивались, чтобы свет, необходимый фельдшерам, не делал из трамвая лёгкую мишень для артиллерии и авиации. Трамваи остальных депо Ленинграда продолжали ходить ещё три месяца, до 8 декабря, когда из-за перебоев с электроэнергией и массовых разрушений контактной сети пришлось упразднить восемь трамвайных маршрутов. Однако электротранспорт Ленинграда продержался ещё почти месяц; окончательно подача электроэнергии прекратилась 3 января 1942 года, в этот момент 52 трамвая и более 60 троллейбусов замерли на заснеженных улицах. Переломить ситуацию удалось только через два месяца, весной: 8 марта впервые было дано напряжение в сеть и пущено пятьдесят грузовых трамваев, а 15 апреля 1942 года – регулярные пассажирские трамваи. Именно это событие и стало самым верным знаком того, что Ленинграду удалось выстоять. Для пуска даже этих маршрутов пришлось восстановить около половины всей довоенной транспортной электросети, то есть 150 километров контактной сети. Кроме того, на всех трёх понижающих подстанциях, которые должны были питать электроэнергией электротранспорт, стояли ртутные выпрямители, но трубки их системы охлаждения к тому времени полопались, и работникам трамвайного парка пришлось самим добывать (то есть покупать в аптеках на свои деньги или выменивать на свои пайки) резиновые бинты, чтобы эти трубки залатать. Трамвай превосходил троллейбус по возможностям грузоперевозок, так что пуск троллейбусов весной 1942 года сочли нецелесообразным, а сгоревшие, разбитые или поврежденные троллейбусы отбуксировали вручную. Окончательно проблема электроснабжения Ленинграда была решена 23 сентября 1942 года, когда в город начало поступать электричество с Волховской гидроэлектростанции – по «кабелю жизни», проложенному по дну Ладоги.

 

09.30–10.30. Завтрак.

10.30–11.00. Автобус. Приезд на Соляной переулок.

11.00–12.30. Музей обороны и блокады Ленинграда.менно в этом здании в декабре 1943 года организовали выставку «Героическая защита Ленинграда». Сам музей был открыт в 1946 году – и через год, в разгар «Ленинградского дела», закрыт снова.

12.45. Пешеходная экскурсия «Следы блокады».

Маршрут: Блокадная подстанция. «Стена памяти». После самой страшной зимы 1941–1942 годов эта подстанция дала энергию в сеть и обеспечила движение пассажирских трамваев. Памятник ленинградской проруби. Аничков мост. Кони Клодта. Следы снарядов на граните. История о том, как прятали от бомб эти памятники. Блокадная парикмахерская, блокадный рупор и Ленинградский Дом радио. В городе, лишенном воды и тепла, мытьё головы воспринималось как чудо. Из всех парикмахерских Ленинграда работать в блокаду продолжала только эта. Воду для мытья головы парикмахеры приносили из проруби вручную – и даже лак для волос научились варить сами. На этом же доме, где располагался штаб противовоздушной обороны, установлен рупор-памятник – знак благодарности всем 1500 громкоговорителям Ленинграда, оповещавшим горожан о налётах вражеской авиации и бомбардировках. Быстрый ритм метронома означал воздушную тревогу, медленный ритм – отбой, о тревоге отдельно сообщал голос диктора Михаила Меданеда. Театр музыкальной комедии. Только этот театр не эвакуировался и всю блокаду давал оперетты для ленинградцев. Ленинградская филармония. Здесь 9 августа 1942 года была вживую исполнена Седьмая симфония Шостаковича, что само по себе стало символом стойкости Ленинграда.

14.00 - 15.00. Обед, включен в стоимость программы.

15.00. По желанию, на выбор: трамвайный парк или музей Ахматовой, по блокадному быту.

17.00 - 20.00. Автобусная экскурсия «Тяговые подстанции Ленинграда». Кроме подстанции №11, которую мы уже видели, в Ленинграде были и другие подстанции, обеспечивавшие движение трамваев в годы блокады: «Василеостровская», «Клинская», «Выборгская». Ток для пуска трамвая 8 марта 1942 года дали все эти станции, кроме «Выборгской». Все эти подстанции мы сегодня увидим. Подстанция № 20, более известная как «Василеостровская блокадная подстанция», была возведена в 1938–1941 годах для системы электроснабжения трамвайных и троллейбусных линий Васильевского острова. Архитектор здания, построенного в неоклассическом стиле, неизвестен, но известно главное: все три «номерные» подстанции, № 20, № 15 и № 11, относились к последнему, третьему поколению понижающих подстанций. Старая трансформаторная подстанция городского трамвая была построена архитектором А. И. Зазерским (1906–1907), тоже погибшим в Ленинграде в 1942 году. Именно он вместе с архитектором Л. Б. Горенбергом, автором Ново-Петергофской трансформаторной подстанции городского трамвая спроектировал и расширил Центральную электростанцию городского трамвая. Все три станции, построенные в 1906–1907 годы, к началу войны уже не могли обеспечивать током всю трамвайную сеть. Это – образец первого поколения подстанций. Тяговая подстанция «Выборгская» была построена в 1913 или в 1915 году А. А. Ламагиным. Она относилась уже ко второму поколению подстанций. Для пробного пуска трамваев её задействовать не решились, больше надеясь на номерные подстанции третьего поколения, но после зимы 1941-1942 года Выборгская подстанция вступила в строй и тоже смогла дать ток для блокадных трамваев. На доме 61 восстановлена предупреждающая надпись об артобстрелах. На доме 6 по проспекту Непокорённых установлен барельеф, увековечивший колодец, из которого брали воду в годы блокады. Именно в память о мужестве горожан Ленинграда в дни блокады были названы площадь Мужества и проспект Непокорённых: этот район был построен уже при Хрущеве, когда стало можно говорить не только о Победе, но и о блокаде. По дороге к следующему пункту – памятнику ленинградскому трамваю – мы услышим Седьмую симфонию до-мажор Дмитрия Шостаковича, знаменитую «Ленинградскую симфонию». 9 августа 1942 года Седьмая симфония прозвучала в блокадном Ленинграде; её исполнил Большой симфонический Оркестр Ленинградского радиокомитета. Дирижировал оркестром Карл Элиасберг, а сам оркестр, от которого к началу репетиций осталось только 15 способных играть музыкантов, дополнили музыкантами из военных частей. В день исполнения симфонии в филармонии зажгли все люстры, а артиллеристы специально подавили все вражеские батареи, до которых смогли дотянуться. Симфонию услышали не только слушатели в зале, но и весь город: её транслировали по громкоговорителям городской связи, выжившим горожанам – и ошеломлённым немцам, давно считавшим город мёртвым и безлюдным. Сам факт исполнения этой симфонии «в живую» по праву считается моральной победой Ленинграда. Памятный вагон №2465 модели МС-29 на Трамвайном проспекте Кировского района  установлен на выезде из трамвайного парка №8 имени Котлякова в 2007 году. Такие трамваи стали укреплениями: десятком вагонов, поваленных набок и наполненных песком и булыжниками, перегородили Петергофское шоссе, когда ожидали танкового штурма. По дороге видны «доты», долговременные огневые точки, возведённые для отражения штурма Ленинграда. Один из таких дотов сейчас переделали в постамент для танка времён Второй мировой войны. Подстанция № 15 – это и есть «Клинская» подстанция, самая новая из всех, которые мы увидели сегодня. Проект её также приписывается Р. Н. Кохановой, только что закончившей Академию Художеств. За сутки до пуска первого грузового трамвая, 7 марта 1941 года, именно она первой дала пробное напряжение в трамвайную сеть. Подстанция действует до сих пор; из всех подстанций она единственная, которой не угрожает снос. Недавно в здании был проведен капитальный ремонт и оборудован центральный диспетчерский пульт, управляющий 28 тяговыми подстанциями города. Застройщики, желающие снести центральную подстанцию на Фонтанке, утверждают, что памятником надо сделать именно Клинскую подстанцию, а подстанцию на Фонтанке – позабыть (с этой целью даже потихоньку сняли с подстанции на Фонтанке мемориальную доску, но горожане возмутились, и застройщики вернули доску обратно).

20.00. Возвращение к месту заселения группы и свободное время.

 

3. Третий день.

«Невский пятачок». Укрепления. Противовоздушная оборона. Мосты.

 

Один из титулов Ленинграда – «город-фронт». Войска, удерживавшие Ленинградский и Ораниенбаумский плацдарм, сковывали всю немецкую группу армий «Север», не позволяя ей передавать значительные силы группе армий «Центр» для наступления на Москву. Город сохранил военное производство и способность выпускать все необходимые боеприпасы. Кроме того, Ленинград остался базой запертого в Невской губе Балтийского флота, а значит – смог использовать всю корабельную артиллерию. Многие крупнокалиберные корабельные орудия снимали с кораблей, вытаскивали на сушу и устанавливали на железнодорожные платформы или в узловых точках обороны Ленинграда. К 1942 году Ленинград превратился в мощный укреплённый район со 110 крупными узлами обороны, тысячекилометровыми траншеями и разветвлённой сетью ходов сообщений. Так защитники города смогли подтягивать резервы, отводить солдат с передовой при артобстреле, скрытно перегруппировывать войска. Однако для решения собственной военной задачи – отбить Мгу и Шлиссельбург, восстановить железнодорожное сообщение с Большой Землёй, прорвать блокаду – у Ленинграда сил не хватало. Силы противника были серьёзны: к лету 1942 года фашисты развернули вокруг Ленинграда не только обычные артиллерийские батареи, но и сверхтяжёлые орудия на железнодорожных платформах, способные посылать 900-килограммовые снаряды на 13, 22 и даже 28 километра. На схему Ленинграда немцы нанесли несколько тысяч самых важных целей, которые обстреливались ежедневно. Для противостояния осадной артиллерии противника требовались контрбатарейные орудия, в том числе – корабельные. Часть этих орудий перебросили через Финский залив на Ораниенбаумский плацдарм для защиты города Ломоносова и его окрестностей, поскольку с Ораниенбаумского плацдарма, из фортов «Красная Горка» и «Серая лошадь», можно было не просто стрелять гораздо дальше, но и обстреливать вражеские артиллерийские группировки с левого фланга и даже с тыла. Ещё до объявления войны немцы заминировали выходы к Балтийскому заливу, чтобы запереть весь Балтийский флот в Невской губе. Потеря города означала бы и потерю запертого флота, так что при оставлении войсками Ленинграда командование планировало затопить флот. Однако даже после того, как Ленинград удалось удержать, корабли Балтийского флота остались стоять на замёрзшей зимой 1941–1942 года Неве, и немцы решили воспользоваться этим для уничтожения флота, подготовив воздушную операцию «Айсштосс». Тем не менее в апреле-мае 1942 года Ленинградская армия противовоздушной обороны смогла сорвать эту операцию и защитить Балтийский флот. Город пережил семнадцать массированных авианалётов, каждого из которых хватило бы для сожжения дотла среднего городка: в каждом авианалёте участвовало по полторы тысячи вражеских самолётов. Четверть всех вылетов немецких самолётов за всё время Великой Отечественной войны пришлась на Ленинград; за всё время блокады полторы тысячи вражеских самолётов удалось уничтожить. Против авиации противника применяли не только 1300 зенитных орудий и 230 зенитных пулемётов, но и триста шестьдесят аэростатов заграждения, не позволявших бомбардировщикам пикировать на подлежавшие защите городские объекты, и триста прожекторов, ослеплявших пилотов. Самые знаменитые здания и памятники, по которым немецкие лётчики могли ориентироваться в городе, маскировали: закрывали досками, засыпали землёй, завешивали плотной тканью или красили. Плотность зенитного огня над Ленинградом в четыре раза превышала уставную, и с каждым днём у зенитчиков было всё больше и больше опыта. Кроме ПВО действовала и Местная противовоздушная оборона (МПВО), в задачи которой входила ликвидация последствий авиаударов и артобстрелов, а фактически – восстановление всего городского хозяйства. Бойцы МПВО дежурили на крышах во время бомбёжек, чтобы успеть сбросить багром на землю зажигательные бомбу до того, как те прожгут кровлю и вызовут пожар на чердаках пораженных домов. Облик дежуривших на крышах под бомбами бойцов МПВО (часто – женщин: мужчины требовались на фронтах и в цехах) передаёт скульптура Льва Сморгона, установленная на брандмауэре дома 12 на Кронверкской улице, над Пушкарской площадью (горожане называют её «Ангелом блокадного неба»). Для корректировки артиллерийского огня выделялись специальные самолёты-корректировщики и аэростаты наблюдения, авиация ПВО прикрывала не только город, но и Дорогу Жизни, связывавшую Ленинград с Большой Землёй. При прорыве блокады истребители сопровождали войска тремя группами по шесть самолётов в каждой, не подпуская к войскам вражеские бомбардировщики. Маневренные зенитные артиллерийские группы, подвижный резерв ПВО, прикрывали мосты через Неву и перевалочные базы на Ладожском озере. Знаменитые ленинградские разводные мосты, любимая мишень вражеской авиации и артиллерии, тоже перешли на военный режим: механики жили в опорах моста постоянно, а при бомбардировках выходили на мост с дымовыми шашками, чтобы замаскировать дымовой завесой не только собственный мост, но и корабли на Неве. О регулярной разводке мостов пришлось забыть: каждый раз после появления вражеского самолёта-корректировщика над Невой приходилось менять положение кораблей на реке, а для этого – спешно разводить мосты. Повреждения мостов от бомбёжек ремонтировались с такой скоростью, что за всё время блокады ни один стратегически-важный мост через Неву не был выведен из строя окончательно.

07.00–08.30. Ранний подъём и завтрак.

08.45. Выезд из города за Синявинские высоты (при хорошей погоде – Павлово-на-Неве – Горы – Мга – Турышкино – Невский Пятачок).

10.30–13.00. Поисковая программа «Невский пятачок». При плохой погоде – город Кировск. Ладожский мост: музей прорыва блокады Ленинграда и диорама. Экспозиция военной техники, найденной в Ленинградской области. «Синявинские высоты», «Невский пятачок», «Место встречи двух фронтов», «Танки прорыва».

13.00–14.00. Обед в лесу. Включен в стоимость программы.

14.00–15.30. Поисковая программа «Невский пятачок».

16.30. Возвращение в город. Около музея отпускаем автобус.

17.00. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи в кронверке Петропавловской крепости Квест. Задачей участников квеста станет поиск среди экспонатов Артиллерийского музей те орудия и машины, которые они уже видели днём: иногда – проржавевшими, иногда – исковерканными, иногда – в виде их отдельных частей. Каждый участник во время поисков выбирает ту деталь, которая больше его заинтересует, и находит ту машину, к которой эта деталь относилась.

19.00. Свободное время.

23.00 Начало автобусной экскурсии "Мосты"

00.10–01.00. По желанию – выход  к Неве на развод мостов.

01.25 (до 02.50). Развод Дворцового моста.

01.35 (до 04.50). Развод Троицкого моста.

01.40 (до 04.45). Развод Литейного моста.

02.00 (до 04.55). Развод Биржевого моста.

02.00 (до 02.55). Развод Тучкова моста.

02.20 (до 05.10). Развод моста Александро-Невского.

 

4. Четвёртый день.

Снабжение Ленинграда. «Дорога Жизни». «Дорога Победы».

 

15 августа 1941 года противник взял Новгород, 20 августа — Чудово, а 30 августа – Мгу. С потерей Мги остановилась последняя железная дорога, связывавшая Ленинград со страной, с выходом немцев к Неве оказался перерезан путь прямого водного снабжения города. Синявинские высоты и Невский пятачок превратились в неприступный укрепрайон, и все попытки отбить его раз за разом терпели неудачу. Крупный город всегда кормился «с колёс», без железнодорожного и речного снабжения выжить он не смог бы. Одними самолётами перевезти все необходимые грузы на Комендантский аэродром и аэродром Смольное (ныне – Ржевка) не удавалось; в сутки все самолёты, включая тяжёлые бомбардировщики, переправляли не более ста тонн грузов в Ленинград и не более тысячи человек обратно на Большую Землю. Оставалась последняя, парадоксальная возможность снабжения Ленинграда водным транспортом – через Ладожское озеро, его на необорудованное юго-западное побережье, удерживаемое окружёнными войсками. Для приёма большого числа грузов пришлось расширить прибрежные железнодорожные станции, построить причалы и прорыть к ним подходные фарватеры. Для приёма судов были выбраны ограждённая 400 метровым полуразрушенным каменным молом бухта Осиновец в полутора километрах от железнодорожной станции Ладожское Озеро; бухта Гольцмана в трёх километрах от этой же станции бухта Морье, эстакада в которой была рассчитана всего на одно судно. Всего на Волхове и Ладоге было 5 озерных и 72 речных буксира, которые могли тянуть 29 озерных и около 100 речных барж; отремонтировать пришлось даже те суда, которые были списаны в утиль. Грузы прибывали по железной дороге на станцию Волхов, по спешно сооруженной ветке поступила на пристань в Гостинополье, перегружались на баржи, буксировались по Волхову через Волховский шлюз до Новой Ладоги, а оттуда буксировались в Осиновец озерными буксирами или кораблями военной флотилии, подвозились к Ириновской ветке Октябрьской железной дороги, перегружались и следовали в Ленинград н Ржевку. Плыть по Ладоге приходилось 14-18 часов, осеннее волнение на Ладоге делало дорогу опасной, а налёты вражеской авиации – опасной вдвойне: 5 буксиров и 46 барж затонуло. Из-за начала ледостава с 10 ноября на перевозках перестали использовать баржи, но 22 ноября начала действовать автомобильная ледовая дорога от Новой Ладоги через Зеленцы, где уже установился лёд, в Осиновец, «военно-автомобильная дорога № 101» шириной 10 метров, с зенитными постами через каждые три километра, с ежедневным грузооборотом от 100 до 1000 тонн (грузооборот увеличивался по мере того, как лёд становился всё прочнее, но на плановые 4000 тонн в день Дорога Жизни так и не вышла, поскольку резонанс от одновременно движущихся машин мог проломить даже толстый лёд; были случаи, когда тяжёлый грузовик проезжал, а лёгкая машина – тонула). Дорога меняла направления четыре раза. С ноября 1941 года по апрель 1942 года по льду удалось эвакуировать из блокированного города 550 000 человек и доставить в Ленинград 361 000 тонн грузов (из них 262 000 тонн продовольствия). Поскольку Тихвин переходил из рук в руки, железнодорожники выстроили прямую сорокакилометровую ветку от станции Войбокало до окончания Кареджской песчаной косы (станции Лаврово, Кобона и Коса), ледовая дорога от Косы до Осиновца оказалась уже вне досягаемости вражеской авиации. К следующей навигации в Сясьстрое уже строились 40 новых деревянных барж грузоподъёмностью по 350 тонн, а в Ленинграде – 14 железных баржи по 600 тонн. Новые баржи принимали вагоны с рельсов целиком, без перегрузки, на них уже стояли штатные авиационные пушки и пулемёты. К следующей зиме железнодорожники уже были готовы проложить рельсы по льду Ладоги, но открытие после прорыва блокады ветки «Поляны – Шлиссельбург», знаменитой «Дороги Победы», действовавшей с 5 февраля 1943 года по 10 марта 1944, решило проблему: провозить грузы по «коридору смерти» в трёх километрах от немецких артиллерийских позиций казалось всё-таки проще, чем полагаться на лёд Ладоги. Железнодорожная ветка в 33 километра была построена за 17 дней. За время работы Дороги Жизни в Ленинград перевезли полтора миллиона тонн грузов, а эвакуировали полтора миллиона человек. По дну Шлиссельбургской губы Ладожского озера начиная с сентября 1941 года три раза прокладывались кабели, но их хватало лишь на несколько дней; надёжную связь с городом смог обеспечить только морской бронированный подводный кабель, проложенный 29 октября. Летом 1942 года кабелей стало два, а 23 сентября 1942 года по «Кабелю Жизни» в город начало поступать электричество с Волховской гидроэлектростанции. Электричество и продовольствие позволили горожанам выжить, а боеприпасы и подкрепления – прорвать блокаду.

08.30–09.30. Завтрак. Посадка на автобус.

10.00. «Ржевский коридор» от центра города до железнодорожной станции «Ржевка», Рябовское шоссе и шоссе Революции. Стелы.

10.20. Ржевская площадь, 1-д. Платформа, куда прибывали по Дороге Жизни поезда с мукой, продовольствием и лекарствами.

10.50–11.10. Всеволожск. Румболовская гора (перекрёсток с шоссе на Колтуши). Памятник «Дуб и лавр». Памятник «Полуторке», грузовой машине ГАЗ-АА : бронзовая скульптура в натуральную величину с надписью «Памяти машины-солдата».

11.10–11.40. Полдник во Всеволожске.

12.00. Романовка (Корнево). Монумент «Катюша».

12.10–12.20. Проба. Рахья. Ириновка. Борисова Грива (свалка, лесопосадки).

12.20–12.40. Ваганово. Ближняя Пристань. Берег Ладожского озера. Коккорево. Мемориальный комплекс «Разорванное кольцо» (монумент и зенитная пушка).

13.00. Петрокрепость. Стела в честь героев-железнодорожников «Стальной путь» на железнодорожной станции Петрокрепость , рядом — памятник-паровоз.

13.10. Поселок имени Морозова. Монумент воинам-понтонерам «Переправа».

13.15–13.45. Коккорево – Осиновец (железнодорожная станция «Ладожское Озеро») – река и бухта Морье (если автобус пройдёт), маяк (снаружи).

14.00. Осиновец. Памятник-паровоз, работавший на Дороге жизни, установлен на железнодорожной станции Ладожское Озеро. Километровый знак 44-го километра Дороги Жизни, берег Ладоги. Маяк.

15.00–17.00. Железнодорожная станция «Ладожское озеро» (здание в форме противотанковой надолбы). Музей «Дорога жизни». Карта-схема коммуникаций Ленинграда с Большой Землей в 1941–1944 гг. Ледовые и водные трассы. Паромная, слиповая и железнодорожная трасса. Бензопровод, электросиловые и телеграфно-телефонные кабели по дну Ладожского озера. Паровоз Эш-4375 комсомольско-молодежной бригады, работавшей на Дороге Жизни.

17.00–18.00. Осиновец. Ужин при станции и музее «Ладожское озеро». Маяк.

18.00. Возвращение. Дальше – за Ладожским озером – Войбокало, Шум и Кабона, ещё дальше – Волхов, Тихвин, Заборье. Волховская ГЭС («кабель жизни»).

18.50–19.00. Мемориал «Цветок Жизни». Страницы из дневника Тани Савичевой.

20.10–20.30. Возвращение в Ленинград.

 

5. Пятый день.

Пища и пищевые заменители. Склады. Огороды.

 

«...Горят Бадаевские склады, / На низком невском берегу. / Мука сгорает, над районом Дым поднимается высок, / Красивым пламенем зелёным / Пылает сахарный песок. / Вскипая, вспыхивает масло, / Фонтан выбрасывая вверх. / Три дня над городом не гаснул / Печальный этот фейерверк...» – описал пожар Бадаевских складов бард А. М. Городницкий. После гибели от немецких бомб Бадаевских складов, расположенных между Московским проспектом, Киевской и Черниговской улицами, продовольствие перестали хранить централизованно. Однако никакие склады не смогли бы прокормить трёхмиллионный город, принявший ещё 3000 тысяч беженцев из Новгорода и Пскова. Голод, начавшийся в 1941 году, заставил горожан искать пищевые заменители в хлебной, мясной, кондитерской, молочной, консервной промышленности. Пищевую целлюлозу, составившую половину блокадного хлеба, производили на шести предприятиях, в СССР она применялась впервые, и это позволило увеличить выпечку хлеба на 2 230 тонн. Добавками к мясной продукции становились соевая мука, кишки, технический альбумин, получаемый из яичного белка, плазмы крови животных, молочной сыворотки, это позволило выдать дополнительные 1360 тонн мясопродуктов. 320 тонн сои и 25 тонн хлопкового жмыха позволили произвести 1 360 тонн соевого молока и 942 тонн соевых молокопродуктов. В Лесотехнической академии группа В. И. Калюжного разработала технологию получения пищевых дрожжей из древесины. Витамин С получали из настоя лапок хвои. Из растительного молока, соков, глицерина, желатина, отходов овсяного помола и клюквенного жмых производилось желе, которым кормили горожан в столовых общепита. Разумеется, рабочих, стоявших у станков, и солдат в окопах кормить хлебом, несъедобные примеси в котором составляли почти половину, не решались, однако даже пайки рабочих оборонных предприятий урезались пять раз. С 1 октября 1941 года в сутки: выдавали лишь 1000 тонн муки, 319 тонн круп и макарон, 219 тонн сахара, 210 тонн мяса и 112 тонн жиров на весь город. По продуктовой карточке с 1 октября служащим, иждивенцам и детям полагалось по 200 грамм хлеба на человека в день, рабочим – по 400 грамм; с 13 ноября даже эту мизерную норму пришлось сократить до 150 и 300 грамм соответственно. Около тысячи человек зимой 1942 года осудили за убийства с попытками людоедства. К ноябрю от голода умерло около сорока тысяч горожан, в одном декабре – пятьдесят тысяч, далее – по сто тысяч в месяц, триста тысяч – за январь, февраль и март. Городские власти с января 1942 года начали выкармливать рабочих заводов и фабрик в специальных стационарах и сотне городских столовых, лечебное питание по повышенным нормам с января по май получили шестьдесят тысяч человек. 29 марта 1942 года из Псковской и Новгородской областей в Ленинград прибыл партизанский обоз с продовольствием, вернувший горожанам надежду на прорыв блокады, но это была разовая акция. С 19 марта 1942 года городские власти не только разрешили, но и предписали горожанам разбивать личные огороды не только в пригородах, до которых было не добраться, но и в самом городе, особенно – при крупных предприятиях. Охранял эти огороды персонал предприятий, огородникам помогали приобретать рассаду и учили использовать её экономно, иногда выдавали инвентарь и выпускали пособия по сельскому хозяйству: «Агроправила для индивидуального овощеводства» и статьи в газете «Ленинградская правда». Всего весной 1942 года было создано 633 подсобных хозяйства и 1468 объединений огородников, которые дали в 1942 году 77 000 тонн продуктов. Смертность и эвакуация снизили потребности города, но многих эвакуированных всё равно не удалось спасти. Практика показала, что усиленная раздача витаминов и белка бесполезна при реабилитации голодавших более полугода, 2000 килокалорий в день реабилитация невозможна, а восстановление организма начинается только с 4000 килокалорий в день. При голоде человек теряет четверть веса, его сердце сжимается на восьмую часть, появляется равнодушие ко всему, кроме еды, подъём по лестнице и переноска грузов становятся непосильной задачей, а при покое обмен веществ замедляется на 40%. Кожа начинает болтаться складками, мышцы лица атрофируются, превращаясь в апатичную «голодную маску». Голод обострял только слух, причём громкие звуки сопровождались паническим страхом. Даже после эвакуации голодавшего на Большую Землю тысячи людей умирали: хорошая пища оказывалась для организма ядом, а выхаживать голодающих врачам приходилось учиться на ходу. После эвакуации умерла и Таня Савичева, дневник которой вы помните.

10.00–11.00. Завтрак.

11.00. Выезд в Музей Хлеба.

11.00–13.00. Экскурсия «Военный хлеб».

13.00–13.30. Обед-реконструкция.

13.30–14.00. Очередь за продовольственными карточками. Костюмированная реконструкция.

14.00 – 15.00. Реальный обед.Включен в стоимость программы.

15.00 – 16.00. Хлебозавод и/или свечной завод.

17.00. Выезд на Бадаевские склады (Московский проспект, Киевская улица, Черниговская улица)

18.00. Свободное время.

 

6. Шестой день.

Кладбища. Церкви. Потери.

 

Точное число погибших во время блокады неизвестно до сих пор, оценки рознятся от от 600 тысяч до полутора миллионов человек. На Нюрнбергском процессе озвучили цифру в 632 000 человек, из которых лишь около двух тысяч погибло от бомбёжек и артобстрелов, а остальные – от голода и холода. Крупнейшее захоронение жителей блокадного Ленинграда – Пискарёвское мемориальное кладбище в Калининском районе, на нём похоронено около 500 тысяч человек. Тела многих погибших ленинградцев были сожжены в печах кирпичного завода на территории нынешнего Московского парка Победы. Число кремированных там тоже оценивают по-разному, от 100 000 до 600 000 тел, но бесспорно, что это – место самой массовой в истории кремации. Около 100 000 ленинградцев было похоронено на Серафимовском кладбище, чуть меньше – на Волковском, Красненьком и Фарфоровском кладбищах на юге города. За время битвы за Ленинград погибло больше людей, чем потеряли Англия и США за всё время войны. Однако обескровленный город пытался поддерживать обычный ритм жизни даже в тех сферах, которые не имели непосредственно-военного значения: продолжали работать театры, библиотеки, церкви. Во время блокады богослужения совершались в десяти храмах, крупнейшими из которых были Никольский кафедральный и Князь-Владимирский соборы, относившиеся к Патриаршей церкви, и обновленческий Спасо-Преображенский собор, в подвале которого было устроено бомбоубежище на 5000 человек с лазаретом. В самом страшном 1942 году Пасха была очень ранней (22 марта по старому стилю), но её праздновали несмотря на предпасхальный обстрел 4 апреля и бомбардировку 132 немецкими самолётами в ночь с 4 на 5 апреля. Не закрывались и «атеистические храмы» – театры, кинотеатры, библиотеки. Научные и учебные заведения не только продолжали работу, демонстрируя продолжение обычной жизни, но часто и выполняли срочные и внезапно возникавшие оборонные заказы (к примеру – геофизическое и метеорологическое описание Ладоги для сооружения Дороги Жизни). Государственная Публичная библиотека и библиотека Академии наук не закрывались за всё время блокады. Однако «бронь», защищавшая рабочих оборонных предприятий, на учёных не распространялась, и те, кого не успели эвакуировать, стали лёгкой добычей для НКВД: чекисты, желавшие избежать отправки на фронт, имитировали бурную деятельность, арестовав около трёх сотен сотрудников ленинградских ВУЗов по обвинению в проведении «антисоветской, контрреволюционной, изменнической деятельности» (в том числе – и в надежде поживиться оставшимися у них продуктами, как выяснилось при реабилитации осужденных в 1954–1955 годах). Сильное впечатление на горожан производили такие невозможные для осаждённого города события, как открытие филармонии, несколько джазовых концертов и даже футбольный матч между командами «Динамо» и «ЛМЗ» 31 мая 1942 года. Однако чаще всего надежду в сердца горожан вселяло ленинградское радио с голосом Ольги Берггольц, музы блокадного Ленинграда. В честь полного снятия блокады 27 января 1944 года в 20.00 часов в городе был дан невиданный салют: 24 залпа из 324 артиллерийских орудий. 1 мая 1945 года Ленинград вместе со Сталинградом, Севастополем и Одессой получил звание города-героя.

10.00–10.30. Завтрак.

11.00. Пулковские высоты. Артобстрел. При хорошей погоде – выход из автобуса, панорама.

Московский проспект. «Парк Победы», разбитый на месте Кирпичного завода № 1, печах которого сжигали трупы ленинградцев, умерших от голода и бомбежек; место самой массовой кремации в истории (от 100 000 до 600 000 тел). Деревья на пепле. «Над ветвями солдат и над северным морем». «Вагонетка», один из самых страшных памятников Петербурга: на таких вагонетках вывозили в близлежащие карьеры после сожжения в печах завода прах погибших. Монумент «Героическим защитникам Ленинграда» (1975) в центре площади Победы на Московском проспекте. По желанию – экспозиция в подземном Зале Памяти.

Обед, включен в стоимость программы.

Никольский кафедральный собор.

Князь-Владимирский собор.

Спасо-Преображенский собор.

Блокадный храм на Охте.

Переезд на Пискарёвку.

Пискаревское мемориальное кладбище. Пешая прогулка. Минута молчания.

18.00. Возвращение в город.

 

 

7. Седьмой день.

День Победы.

 

Блокада Ленинграда продолжалась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года – 872 дня (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года). В истории Города не было праздника радостнее, чем салют 27 января, но не было и события страшнее, чем голодная зима 1941–1942 года. После освобождения города здании бывшего Кустарного музея был создан «Музей обороны Ленинграда», но уже через три года, в августе 1949, музей закрыли: в прославлении мужества горожан Москва усмотрела заслуженный упрёк в том, что город был брошен на произвол судьбы. Началось печально известное «Ленинградское дело», от которого пострадали и попали в лагеря в том числе и создатели музея. В 1952 году Совет Министров РСФСР ликвидировал музей: собранные в нём образцы вооружения и техники в 1952–1953 годах были сданы на переплавку, многие экспонаты уничтожены, а уцелевшие — переданы в Музей истории Ленинграда и другие музеи. Лишь при Хрущеве стало можно обсуждать историю блокады, и лишь при Горбачеве, в апреле 1989, «Музей обороны и блокады Ленинграда» в Соляном городке восстановили. Ленинград чудом пережил потерю трети населения умершими, а ещё одной трети – не возвратившимися в город (кто-то уже успел наладить жизнь в эвакуации, кому-то было запрещено возвращаться, кто-то не нашёл своего дома вовсе). Во время блокады город потерял три тысячи жилых зданий, девять тысяч деревянных домов, восемьсот сорок фабрик и заводов. Все пригороды, занятые немцами, были разрушены в ходе боёв или при их отступлении; уцелел лишь Ораниенбаум. До сих пор идут поиски знаменитой Янтарной комнаты, подарка прусского короля российскому императору Петру I, вывезенной немцами в качестве трофея (не надеясь, что Янтарную комнату найдут, реставраторы воссоздали её заново). Екатерининский, Петергофский и Павловский дворцы с парками, разрушенные полностью, восстанавливались почти полвека, и многое ещё только предстоит восстановить. Однако даже после восстановления памятника память о его утрате не исчезает: Блокада – психологическая травма города, которую он до сих пор та и не пережил. Любой подлинный праздник – со слезами на глазах, любой героизм – оборотная сторона чужого преступления, а любая победа – повод приложить все силы для того, чтобы ужасы прошлого больше никогда не повторились.

08.30–09.30. Завтрак. Сбор вещей. Сдача их в камеру хранения на вокзале.

Обозначены пункты, перемещение между объектами по желанию: либо с гидом, либо самостоятельно.

09.00. Зажжение факелов на Ростральных колоннах.

10.00. Военный парад на Дворцовой площади.

11.00. Корабли на Неве (Английская набережная).

14.00. Городской праздник на стрелке Васильевского острова.

17.00. Шлюпочный парад (акватория Невы).

22.00. Праздничный салют (Петропавловская крепость; виден по всему центру).

 

 

Отзывы пользователей

Для добавления отзывов зарегистрируйтесь или авторизуйтесь

Нет отзывов

Фотогалерея сайта